Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Поля, отмеченные звездочкой (*) обязательны.
Настоящее имя *
Логин *
Пароль *
Повторите пароль *
Email *
Повторите email *
Капча *
Reload Captcha

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
0 4c807 bdd5aae2 LАнтон ПЛАТОВ
(Москва)
 
 
Эта небольшая статья отнюдь не претендует на характер научного исследования; напротив, - это, скорее, попытка в кратком, тезисном виде представить читателю наше понимание того, что есть посвящение (инициация) в европейской сакральной Традиции, каковы его функции и значение.
 
 
Общее определение
 
С точки зрения стороннего наблюдателя, не погруженного в Традицию, посвящение есть религиозно-магический акт перехода человека из состояния с одним сакральным и социальным статусом в состояние другим таковым статусом. Вероятно, такая формулировка может стать самым общим определением понятия “посвящение”, хотя она и отражает лишь “событийную” сторону феномена, не затрагивая самой сущности того, что происходит в ходе традиционных инициатических обрядов. Так или иначе, этому определению удовлетворяют два основных типа посвящения, известные в любом традиционном сообществе:
1) возрастные инициации, связанные с переходом человека из одной возрастной категории в другую, и
2) специализированные (кастовые) инициации, определяющие вхождение человека в то или иное объединение сакрального характера (каста, “тайный союз” и т.д.) и/или получение им доступа к того или иного рода магическим силам и сакральным ценностям (например, обретение “шаманского зрения”).
Как показывает опыт изучения традиционной культуры, посвящения обоих типов строятся по одним и тем же принципам и законам, проходя нередко по одним и тем же обрядовым схемам. Что более важно, любое традиционное посвящение - будь то инициация мальчика, становящегося мужчиной и обретающего права и обязанности взрослого человека, или магическая инициация шамана - любое традиционное посвящение подразумевает одну и ту же внутреннюю суть, хотя и реализуемую, разумеется, на разных уровнях. Поэтому прежде, чем перейти к обсуждению целей и сути двух названных типов посвящений, рассмотрим самое значение инициации в сакральной Традиции.
 
 
Значение посвящения
в Традиции
 
Одна из важнейших черт индоевропейской сакральной Традиции, ветвями которой являются частные дохристианские Традиции славян, германцев, кельтов и других индоевропейских народов, - ее изначально инициатический характер.
Это, прежде всего, означает, что различия между обособленными традиционными категориями индивидуумов являются сущностными и, говоря вообще, магическими. Ребенок и взрослый, землепашец, воин и маг, раб и свободный - все эти и другие категории лиц различаются не только - не столько! - своим социальным статусом, сколько внутренним качеством, своей внутренней природой и внутренней же сутью.
Соответственно, и границы между этими категориями или группами людей имеют характер сущностный, магический, - они непреодолимы обыденным, не-магическим путем. Инициация в Традиции и является тем доступным человеку инструментом - магическим инструментом! - который позволяет ему умереть по одну сторону от границы и возродиться по другую - в другом качестве, в другой категории лиц.
Другого пути нет - мы видим это на примере того, во что превратилась Западная цивилизация, отвергнув древнюю - инициатическую - Традицию. Раб может убить своего хозяина, завладеть его имуществом и даже социальным статусом, но, не будучи инициирован в свободные люди, сущностно он останется рабом. Не пройдя должной инициации, человек, взявший в руки автомат, может стать солдатом, но не Воином; человек, овладевший навыками “биоэнергетики”, станет экстрасенсом, но не Магом, а человек, победивший на демократических выборах, - президентом, но не Истинным Королем...
 
И потому, с точки зрения сакральной Традиции, современное свободное и демократическое общество является сообществом рабов и нелюдей.
 
Ибо тот, кто приходит на землю из Иного Мира через материнское чрево, становится Свободным и Человеком, только пройдя через цепь возрастных и кастовых посвящений.
 
 
Цели посвящения:
возрастные инициации
 
Действительно, согласно традиционным представлениям, только что родившийся ребенок не только не имеет пола, статуса и других признаков человека, но и вообще не является таковым. Так же, как и роженица, он сохраняет связь с Иным Миром, откуда только что явился. Как и роженица, он “нечист”, подобно тому, как остается “нечистым” до завершения должных обрядов человек, совершивший убийство, т.е. “отправивший” кого-то обратно в Иной Мир. Эта связь родившегося с Иным Миром рвётся первым возрастным посвящением, совершаемым, как правило, в первые же дни жизни - наречением детского имени.
Значение первого, следующего сразу за рождением, имянаречения в Традиции огромно. Во-первых, как только что было сказано, наречение имени очищает родившегося, разрывает его связь с Миром Мертвых, где всё безымянно. А во-вторых, имянаречение символизирует: пришедший в Мир Живых будет человеком, ибо звери тоже умеют рожать детенышей, но не умеют давать им имена.
Вместе с детским именем родившийся получает и свой первый статус в сообществе людей - в мире - он становится дитём. Заметьте, русское слово дитя, дитё - среднего рода. Действительно, дети в традиционных обществах считались бесполыми и воспитывались женщинами семьи или рода все вместе, без разделения на мальчиков и девочек. Такое воспитание продолжалось, как правило, до семи лет.
Когда дети достигали возраста в 2-3 года, они вступали во второй инициатический цикл, длившийся примерно до 7 лет и содержащий у разных народов два-три, а иногда и больше частных посвящений. Эта цепь посвящений преследовала две цели: введение в пол и введение в род. На Руси, например, именно в этот период дети впервые одевали женскую юбку (сарафан) или мужские порты. С момента завершения инициации они - уже не бесполые дети, но ребёнки, мальчики и девочки, - воспитывались раздельно и начинали осваивать навыки и умения, необходимые, соответственно, мужчинам и женщинам.
Второй аспект данной инициации - введение в род в качестве младших его членов. Социальный статус ребенка в архаике соответствовал социальному статусу раба. Собственно говоря, русское слово ребенок, украинское паробок происходят от той же древней основы, что и слово раб; общее восточнославянское хлопец - это тот же холоп и т.д. Статус холопа/хлопца характеризуется отсутствием как прав, так и обязанностей - кроме права на долю в пище и обязанности беспрекословного подчинения старшим членам рода. Холоп и хлопец не имеют в традиционном обществе даже права отвечать за свои поступки - за преступления, совершенные ребенком или рабом, всегда расплачивается родитель или хозяин.
Наконец, третья, основная, инициация проводилась по достижении ребенком возраста 13-15 лет и представляла собой, фактически, превращение во взрослого человека и полноценного члена рода, наделенного самостоятельностью и полным (или почти полным) набором прав и обязанностей. Именно это посвящение наиболее полно следовало традиционному инициатическому “пути через Смерть”, на котором ребенок терял свое детское имя и, возрождаясь в качестве взрослого, получал новое имя, которое и считалось единственно настоящим.
Об этом - самом важном изо всех возрастных - посвящении великолепный историк религий Мирча Элиаде пишет: “Посвящение вводит неофита одновременно и в человеческое общество, и в мир духовных ценностей. Он узнает правила поведения, производственные приемы и организацию взрослых, а также мифы и священные традиции племени, имена богов и историю их деяний и, что особенно важно, мистические отношения между племенем и Сверхъестественными Существами, в том виде, в котором они установились в начале мира...”1
Задача данного посвящения состоит еще и в своеобразном испытании подростка, магической и бытовой проверке того, насколько он готов и, говоря вообще, насколько он способен2 войти в мир, в сообщество взрослых людей. Я позволю себе привести еще одну цитату, на сей раз - из работы российского этнопсихолога Алексея Андреева: “[...] в отношении к детям, в их воспитании взрослые вынуждены быть предельно точны и требовательны. Иначе мир пойдет не туда. Именно этим вызваны ужасающие нас строгости и жестокость при инициациях. Крошечная ошибка при воспитании со временем поведет к накоплению чужих качеств, и вместо человека ты приведешь в этот мир нечто страшное, имя которому - чужой!..”3
 
При необходимости, достигнув возраста 18-21 года, члены сообщества могли проходить и другие, дополнительные инициатические обряды, хотя большая часть такого рода посвящений скорее должна быть отнесена уже к инициациям специализированным или кастовым. Любопытно, что подобная последовательность возрастных посвящений сохранилась (пусть, отчасти, формально) в структуре возрастной лестницы средневекового феодального сословия, имевшей приблизительно следующий вид:
до 7 лет - воспитание женщинами;
с 7 до 14 лет - служба пажом;
с 14 примерно до 18-19 лет - служба оруженосцем;
в 18-20 лет - рыцарское посвящение.
 
 
Цели посвящения:
специализированные (кастовые) инициации
 
Если система возрастных посвящений, достаточно хорошо изученная на историческом и этнографическом материале, в целом достаточно стандартна для любого традиционного общества, будь то древние славяне или современные “первобытные” народы Африки или Австралии, то инициации специализированные отличаются гораздо большим разнообразием. Поэтому здесь рассмотрим лишь краткую и довольно условную классификацию специализированных (кастовых) инициаций по их целям, не утруждая читателя излишним углублением в конкретику.
 
1. Посвящения касты Магов и Жрецов (вед. брахманы, слав. рахманы, волхвы). Система инициаций, цель которых - обретение инициируемым способности прямого общения с богами и использования естественных магических способностей человека и мировых магических энергий. Одна из первых инициаций данной системы - введение в шаманскую реальность, где доступны путешествия в Нижний и Верхний Миры. В связи с этим именно в специализированных посвящениях данной касты наиболее явно звучит символика Смерти; более того, некоторые из них подразумевают физическое прохождение через состояние умирания.
Характерный пример - инициации современных сибирских, алтайских и т.д. шаманов.
 
2. Посвящения касты Воинов (вед. кшатрии). Воины - вторая каста традиционного сообщества, также обладающая собственной системой специализированных инициаций. Две основные цели инициаций - отработка жесточайшего нравственного контроля над собственным поведением и раскрытие дополнительных (“сверхъестественных”) возможностей человеческого организма, включая овладение определенными специфическими технологиями боевой магии.
Характерный пример - инициации скандинавских берсерков, в результате которых воин обретал “сверхъестественные” быстроту и мощь, нечувствительность к боли и другие специфические качества: “Они шли без кольчуг и иных доспехов, они кусали кpая своих щитов и были сильны, как медведь или боpов. Они убивали людей, но ни огонь, ни железо не могли пpичинить вpеда им.” (Сага об Инглингах)
 
3. Посвящения касты свободных людей, имеющих дело с материальными ценностями (вед. вайшья). Традиционная каста вайшья (землевладельцы и земледельцы, ремесленники, купцы и т.д.) также имеет собственную систему обрядов, близких к инициациям и связанных, как правило, с приобщением к тому или иному субсословию или объединению производителей. Такими обрядами сопровождается превращение служки в подмастерье, подмастерья - в Мастера и т.д.
Характерный пример - средневековые цеховые посвящения.
 
4. Прочие посвящения и околоинициатические обряды, связанные с основными изменениями в жизни человека. К этой группе должны быть отнесены, например, такие имеющие инициатический характер ритуалы, как свадебные обряды, обряды принятия в род и т.д.
Характерный пример - традиционные русские свадьбы, в которых четко прослеживается архаическая инициатическая символика умирания невесты в качестве девушки и возрождения ее уже в качестве замужней женщины.
 
 
Технология посвящения:
Перерождение-в-Смерти
 
Теперь, обозначив и место инициации в Традиции, и цели основных типов традиционных посвящений, обратимся к собственно технологии проведения посвящения.
Как уже говорилось выше, необходимость инициаций вытекает, помимо прочего, из представления о невозможности прямого, обыденного преодоления границ, разделяющих разные категории (касты, возрастные группы, субкасты разных уровней посвящения и т.д.). Отсюда основной принцип традиционной инициации - прохождение через Смерть - через то Место, где нет никаких границ.
Как и любой традиционный религиозно-магический обряд, посвящение есть проигрывание заново Священной Истории, отраженной в традиционной мифологии, повторение действий, совершенных некогда Богами, т.е., в конечном итоге, - imitatio Dei, подражание Богу. Словами Мирчи Элиаде, “[...] те, кто практикуют посвящения, рассматривают их как действия Божественных или Сверхъестественных Существ. Таким образом, церемония посвящения - это “подражание Божеству”; праздник посвящения позволяет вернуться в изначальное священное Время, и неофиты вместе с уже посвященными ощущают присутствие Богов и мистических предков. Посвящение - это повторение священной истории Мира и племени, как во Время мистического Начала...”4
Во всех традиционных мифологиях мы можем обнаружить сюжеты, связанные с Умирающим и Воскресающим Богом; это и есть тот миф, который “отыгрывается” в ходе инициации. Подражая действиям Богов, инициируемый, согласно магическим законам, проходит - на своем, разумеется, уровне - те же превращения, которые претерпевает сам Бог в мифологической Истории. Более того, как инициаторы принимают на себя роли соответствующих Богов или Предков и, фактически, становятся на время ритуала Их воплощениями, так и инициируемый неофит в ходе посвящения мистически сливается с Умирающим и Воскресающим Богом. Так нордический шаман в ходе инициации открывает в себе самом Одина - Бога, распявшего себя на Древе Жизни ради обретения Знания Рун...
 
 
Технология посвящения:
структура обряда
 
Общая структура инициатических обрядов довольно неплохо изучена современными этнографами и этнопсихологами - по крайней мере, в том, что касается инициаций возрастных. Оставляя в стороне инициации кастовые и специализированные, проиллюстрируем здесь саму структуру инициатических обрядов на примере возрастных посвящений у славян, для чего процитируем посвященную этому вопросу работу В.Г.Балушок5:
 
“Всякая инициация, как известно, структурно делится на три фазы: 1) выделение индивида из коллектива; 2) пограничный период; 3) реинкорпорация в коллектив. На первой фазе инициации юношей доставляли на место, где они должны были проходить посвятительные ритуалы. Это событие на материалах восточнославянских волшебных сказок подробно рассмотрел В.Я.Пропп. Он определяет, что лагерь, где совершается посвящение, находится в лесу. [...] Проведение инициации за пределами своей территории, особенно в лесу, является характерной чертой этого обряда у многих народов. Инициация, как известно, предполагает определенную мифологическую интерпретацию пространства, в частности, выход за пределы своей территории приравнивался к смерти, а нахождение в таком священном лесу воспринималось как пребывание на “том” свете. Отсюда большая роль, которая отводилась в восточнославянской инициации божествам потустороннего мира. Отражением одного из таких божеств в сказке является Яга. По мнению немецкой исследовательницы Р.Бекер, специально изучавшей данный вопрос, образ Яги восходит к древнеславянской языческой богине Мокоши. Среди ее функций были определение судьбы человека и владычество над миром мертвых. В реальной жизни молодых людей по прибытии в лагерь инициации встречали, по-видимому, жрицы этой богини. В большинстве “инициационных” сказок Яга (иногда ведьма) выступает одним из главных действующих лиц, проводящих инициацию. [...] Это позволяет интерпретировать сказочную Ягу (ведьму) и как жрицу Мокоши в обряде инициации. Но женщины-жрицы проводили только начальный этап инициации, в частности, встречали инициируемых в лесу. В дальнейшем их роль переходит к жрецам-мужчинам, так же как и роль женской богини - к мужскому божеству.
В лесном лагере посвящаемые переживали ритуальную смерть. Это главная черта второй, так называемой лиминальной (от лат. limen - порог) фазы инициации. Из материалов восточнославянских сказок видно, что имело место не просто символическое умерщвление инициируемого, но и проглатывание чудовищем. Для лиминальной фазы были характерны также физические испытания посвящаемых - нанесение им болезненных ударов, ран, голодание, всяческое их унижение. [...] Об этом свидетельствует анализ не только сказочного материала, но и позднейших этнографических данных. Так, во время инициаций в молодежных объединениях украинцев, поляков, чехов, словаков, существовавших вплоть до рубежа XIX—XX вв., молодых парней подвергали всяческому осмеянию и издевательству. Их били, брили деревянной бритвой, причиняя боль, поднимали вверх за волосы, заставляли залезать на столб и кукарекать, “плавать” в пыли, бросали в воду, мазали сажей и нечистотами лицо, пришивали к одежде тряпки и т.п. Инициируемые не должны были смеяться, говорить, есть и пить.
[...] Во время инициаций в украинских парубоцких громадах, у ремесленников, среди нищих и особенно у казаков испытывались сила, ловкость и выносливость посвящаемых. Несомненно, таким испытаниям физических качеств инициируемых придавалось большое значение в архаическую эпоху. Пребывание в лесном лагере обязательно включало также обучение инициируемых традициям, обрядам, мифам племени, различным магическим приемам влияния на окружающий мир, что нашло отражение в фольклорном материале...”
 
 
Еще раз о значении инициации
в сакральной Традиции
 
Кратко описав основные черты традиционных посвящений, вернемся, прежде, чем закончить эту статью, еще раз к вопросу о значении инициаций в Традиции. Вернемся - но уже на другом уровне.
Если подойти к традиционным инициатическим технологиям с точки зрения психологии, несложно увидеть, что одной из непременных их частей является своего рода психологическое “очищение” инициируемого, освобождение от психологических зажимов и разного рода комплексов, накопленных за предыдущий отрезок жизни, - то, что в самой Традиции именуется иногда освобождением от наузов или шкур Дракона6. Действительно, находясь в пограничной (“лиминальной”) фазе инициации, человек представляет собой tabula rasa, “чистую табличку”. Такое Освобождение, необходимое для заполнения “таблички” новым содержимым, и есть психологическая суть инициации.
Чтобы лучше понять, прочувствовать этот вывод, стоит сравнить человека традиционного с человеком современным, лишенным инициатической практики и вынужденным, соответственно, постоянно тащить за собой весь груз своих комплексов и “грехов”, накапливающихся в течение жизни. Несложно увидеть то, что отличает современного человека, живущего вне Традиции, - он несвободен...
Далее, мы знаем, что инициатические практики представляют собой стержень обрядовой жизни традиционного сообщества - рода, племени, этноса. В ходе инициаций всё сообщество прикасается с Священному Времени Начала-всех-Начал, к Священной Истории, к самому бытию Богов. Сливаясь с Богами во время совершения инициации, вместе с Ними переживая извечно повторяющиеся Смерть и Возрождение, члены традиционного сообщества переживают и Их Бессмертие.
Так что же такое инициация? Едва ли будет преувеличением сказать, что инициация - это Свобода и Бессмертие человека Традиции...
Посвящение в Традиции не является ни “наградой”, или “привилегией”, ни результатом прохождения какого-либо пути, но - самый акт традиционного Пути. Так же, как мы говорим, что движение - это способ существования материи, мы должны признать, что Посвящение есть способ существования человека в Традиции и, более того, - способ существования самого традиционного сообщества...
 
 
Заключение:
современное общество
 
И, завершая эту небольшую работу, мне хочется сказать еще несколько слов о современном состоянии Западной цивилизации, полтора тысячелетия тому назад отринувшей инициатическую Традицию, а вместе с ней - весь многотысячелетний опыт человечества.
Согласно канонам права, незнание закона не освобождает человека от его власти. И - от ответственности за его нарушение... Так же и отрицание Традиции не отменяет действия тех мировых законов, что лежат в ее основании. Мирча Элиаде, исследуя глубинные психологические корни инициатических технологий, писал о произведениях, содержащих инициатические сюжеты: “...со времен, давность которых трудно уточнить, где бы ни создавались волшебные сказки, люди, как первобытные, так и цивилизованные, всегда слушали их с неослабевающим интересом и удовольствием. Это говорит о том, что сценарии посвящения - даже скрытые, как в сказках, - являются выражением психодрамы, отвечающей глубинным потребностям человека...”7
Цивилизация, отвергшая инициатическую Традицию, объявившая “несуществующим” то, что тысячелетиями составляло самый стержень человеческого - и личного, и общественного - бытия, - эта цивилизация сама обрекла себя на деградацию и, в конечном итоге, на Смерть...
...Но в Традиции Смерть - это не конец, а лишь элемент инициации, необходимой для обновления и Возрождения в новом качестве. Потому и эпоха гибели Западной цивилизации, в которую мы, очевидно, входим, именуется в Традиции не “концом света”, но - Сумерками Богов.
Рагнарёк, Сумерки Богов, - имя той глобальной инициации, при начале которой мы имеем честь присутствовать.
Остается лишь добавить: Слава Инициаторам!
 
 
Некоторая литература:
 
1. Андреев А. Русские Боги в Зазеркалье. Баба-Яга//Мифы и магия индоевропейцев, вып.3-4, 1997.
2. Балушок В.Г. Инициации древнерусских дружинников//Этнографическое обозрение, №1, 1995.
3. Балушок В.Г. Инициации древних славян//Этнографическое обозрение, , №4, 1993.
4. Гаврилов Д. След Велеса в русских былинах и сказках//Мифы и магия индоевропейцев, вып.7, 1998.
5. Кереньи К., Юнг К.Г. Введение в сущность мифологии. В кн.: Душа и миф: шесть архетипов. М.-Киев, 1997.
6. Мурадова А. Пустошь и обряды посвящения//Мифы и магия индоевропейцев, вып.5, 1997.
7. Платов А.В. Бой на Калиновом мосту, или Прогулка тропою мертвых//Мифы и магия индоевропейцев, вып. 5, 1997.
8. Платов А.В. В поисках Святого Грааля: Король Артур и мистерии древних кельтов. М., 1999.
9. Платов А.В. Девять шкур Дракона//Мифы и магия индоевропейцев, вып. 6, 1997.
10. Платов А.В. Магические Искусства Древней Европы. М., 1999.
11. Платов А.В. Путь и три ступени посвящения в Северо-Западной Традиции//Мифы и магия индоевропейцев, вып.8, 1998.
12. Платов А.В. Трикстер, или Обратная сторона монеты//Мифы и магия индоевропейцев, вып.4, 1996.
13. Платов А.В. Феномен виртуальной реальности и проблема “вхождения в магию”//Мифы и магия индоевропейцев, вып.3, 1996.
14. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1986.
15. Смоляк А.В. Шаман: личность, функции, мировоззрение. М., 1991.
16. Элиаде М. Космос и история. М., 1987.
17. Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии. М., 1996.
18. Элиаде М. Тайные общества. Обряды инициации и посвящения. М.-СПб., 1999.
19. Юнг К.Г. Архетипика мифа. В кн.: Душа и миф: шесть архетипов. М.-Киев, 1997.
20. Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 1991.
21. Юнг К.Г. Божественный ребенок. М., 1997.
22. Юнг К.Г. Дух Меркурий. М., 1996.
23. Dumйzil G. Mythes et dieux des Germains. P., 1939.
24. Eliade M. Le Mythe de l’Eternel Retour. Paris, 1949.
25. Eliade M. Le Sacrй et le Profane. Paris, 1965.
26. Eliade M. Le Shamanism. Princeton, 1964.
27. Eliade M. Rites and Simbols of Initiation. NY., 1965.
28. Eliade M. Traitй d’Histoire des Religions. Paris, 1974.
29. Jung C.G. & Kerйnyi C. Essays on a Scince of Mythology. N.Y., 1949.
30. Pennick N. Magie du Nord. La magie practique dans la tradition nordique. Puiseaux, 1996.
 
 
 
 
 
Опубликовано:
Мифы и Магия Индоевропейцев, вып.10, 2002.

Мы Вконтакте

Друзья сайта

info grad

 

9T FP7hjalw

Фаза Луны